Что читать осенью?

Наш бессменный book-эксперт Андрей Криволапов подготовил очередную подборку новинок.

 

Александр Пелевин. Калинова Яма

Все знают писателя Виктора Пелевина, однако далеко не всем известен его однофамилец, автор из Санкт-Петербурга Александр Пелевин. Александр специально не стал брать псевдоним, поскольку уверен в своих силах и в книгах, которые вышли из-под его пера. Собственно, книг этих пока всего две, но сказать, что они не остались незамеченными – не сказать ничего. О первой книге Александра «Здесь живу только я» я уже вам рассказывал, и вот, наконец, новое произведение – роман «Калинова Яма». Как выразился сам автор, перед нами юнгианское путешествие по русскому бессознательному в немецкой форме. События разворачиваются в июне 1941 года, за несколько дней до начала войны. Немецкий разведчик, работающий под легендой московского журналиста, засыпает в поезде и попадает в бесконечную череду снов, в которых он оказывается в самых разных пространственно-временных точек. Ту и Испания 1937 года, и Польша в 1939-м, революционный Петроград и Германия двадцатых годов, Колымские лагеря и Восточный Берлин 70-х. Но все эти события заканчиваются одним и тем же: поезд подъезжает к станции «Калинова Яма».

 

Голос Лема. Антология польской фантастики.

В 1968 году польское издательство Czytelnik выпустило новый роман Станислава Лема «Głos Pana», что в переводе на русский означает «Глас Господа» или «Глас Бога». Философско-фантастический роман вскоре перевели на русский, однако использовать слово «Бог» в те годы в названии книги не представлялось возможным, и издатели, фактически транслитерировав польское название, окрестили русский перевод «Голосом Пана». Впрочем, суть книги, дающей отсылку к библейскому: «Глас Божий – глас истины», не изменилась. Станислав Лем всегда был для польских писателей одним из столпов современной польской литературы, и не зря авторы сборника, посвященного Лему, назвали его «Голос Лема», отдавая, таким образом, дань своему великому земляку. Твердая НФ и ироничные притчи, головоломные постмодернистские рассказы и запутанные НФ-детективы – в этой антологии есть истории на любой вкус. «Эдем», «Солярис», «Сказки роботов», «Звездные дневники Ийона Тихого», - все эти тексты до сих пор служат источником вдохновения для современных писателей, что ярко доказывает: без Станислава Лема научная фантастика была бы совершенно иной.

 

Андрей Балканский. Эдуард Лимонов

Эдуард Лимонов – человек уникальный, именно таких можно описать на редкость удачным английским выражением self made man. Он и правда создал себя сам, превратившись из простого паренька с рабочих окраин Харькова в одного из самых известных русских писателей второй половины двадцатого века, чьи книги переведены на множество языков. О Лимонове спорят, о нем снимают фильмы и пишут книги, а ведь действительно, кто может похвастать такой богатой биографией? Харьков, Москва, скитания по Нью-Йорку, жизнь модного писателя и журналиста в Париже, участие в Югославской войне на стороне сербов, вновь Москва, отказ от французского гражданства, создание политической партии, тюремный срок и снова бурная литературная и политическая деятельность. Сегодня, несмотря на возраст, Эдуард Лимонов по-прежнему активен и бодр во всех сферах, а автор биографии Андрей Балканский – на самом деле давний его соратник по НБП Андрей Дмитриев – сумм  ел сделать биографию Лимонова еще и практически учебником по политической истории страны второй половины двадцатого – начала двадцать первого веков.

 

Дмитрий Быков. Июнь

Дмитрий Быков пишет очень быстро, поэтому, когда я узнал, что над новым своим романом он проработал три года, то сразу подумал, что речь идет о серьезном произведении, которое далось Дмитрию нелегко. Сейчас критики почти единодушно называют «Июнь» лучшим его романом, и я склонен согласиться с ними. Вообще сейчас, видимо, в воздухе носится что-то такое, что заставляет самых разных авторов обращаться ко временам незадолго до трагических событий, начало которым было положено 22 июня 1941 года. Роман построен на трёх самостоятельных сюжетах, каждый из которых разворачивается в Москве с сентября 1939 по июнь 1941 годов. Любопытно, что у героев есть реальные, хотя и довольно условные прототипы. Например, герой первой истории – Давид Самойлов, известный фронтовой поэт. Жена журналиста Бориса Гордона – дочь Марины Цветаевой, осуждённая в 1939 году на восемь лет суровой лагерной жизни. А образ филолога из третьей истории вдохновлён Сигизмундом Кржижановским, талантливейшим, но не признанным при жизни автором.  В романе нет ни карикатуры, ни сатиры, и именно поэтому читать его по-настоящему жутко, но, на мой взгляд, необходимо.

Материал был опубликован в журнале TREND_Смоленск №5/29 (октябрь 2017).